Одна моя знакомая помладше лет на пять песня

Девушка старше парня: ее взгляд | Журнал Cosmopolitan

У меня есть подруга, с которой общаемся более 12 лет. Была одна знакомая (знакомство по работе было). потом она ушла в декрет. Моя подруга, очень хорошая подруга, уезжала полтора года назад, а ей всегда нравилась новая музыка. Особенно дети помладше - лет Одна моя знакомая, самостоятельная девушка едва за тридцать, недавно узнала, что муж (который, как положено, был старше ее на пять лет) уже давно живет на две семьи. ТЕКСТ: Наталья Милявская.

Чтобы почувствовать себя нужными и важными. Родители, не готовые перерезать пуповину, даже если их чада — пенсионеры с палочками, из которых песок сыпется. Но что такое это воспитание из чувства вины, что ты не такой, как Леночка, дармоед и сволочь неблагодарная?

Давайте вспомним притчу о десяти девах, которые взяли светильники и пошли встречать жениха. Неразумные, взяв светильники свои, не взяли с собою масла. Мудрые же, вместе со светильниками своими, взяли масла в сосудах. И как жених замедлил, то задремали все и уснули.

  • Почему ты все еще одна?
  • Влюбилась в парня младше меня
  • Дочкина подружка мне не нравится. Как себя вести?

Но в полночь раздался крик: Тогда встали все девы те и поправили светильники. Неразумные же сказали мудрым: Ещё веселее — родители, рассказывающие о милосердии и добрых делах. Представьте, что девы неразумные — это не оскорбление, а констатация того факта, что они всю жизнь провели в нужде и страданиях, у них вечно этого масла не было и они даже не догадывались раньше, сколько его надо, чтоб светильники горели.

И очень ведь хочется тогда начать их жалеть, маслом поделиться, даже несмотря на то, что тогда самим не хватит. Только страшно становится, если понимаешь, что светильник — это душа бессмертная, а масло — это сама жизнь.

Которую кто-то постоянно пытается отнять и поделить. Увы, сферическая девочка Маша в вакууме не привыкла уважать себя и своё мнение, ведь оно редко было ценно для самых близких.

Били её или просто не разговаривали — неважно. Есть убеждение, что чужое мнение заведомо важнее твоего собственного. И вот такая девочка выходит во взрослую жизнь, где хочется, между прочим, замуж. И не хуже, чем у Леночки. И наконец-то ОН разглядит во мне всё то, чего не видели остальные.

И будут жить они долго и счастливо. Только Маша не умеет видеть тех мужчин, с которыми можно семью строить. А цепляют Бандерасы, у которых тоже, между прочим, мама. И папа, что ещё забавнее. Пацаны обсуждают, как на Машу впечатление произвести, чтоб она поняла, что парень этот Антонио — что. Решили разодеть друга рэкетиром.

Приходит он на свидание, а эта девочка с косичками под проститутку разодета. Была бы, если бы не оказалась правдой жизни. Про боль, тлен и неприятие себя и своих чувств и убеждений. Благодатная теплота разлилась по моему телу, и на душе стало удивительно хорошо. Потом все слушали, как лысый номер один тихим и спокойным голосом рассказывал про героические дела и былые победы.

Бутылка усыхала, а я становился все более и более осоловевшим, так что в какой-то момент, извинившись, пополз на свою верхнюю полку, где и мирно заснул, под негромкую беседу своих попутчиков. Проснулся я уже почти у самой Москвы, точнее меня разбудил третий попутчик. Лысые уже собрались и неспешно попивали чаек. Через некоторое время поезд подошел к пирону. Лысые встали и приветливо попрощавшись, двинулись к выходу.

В купе остались я и третий попутчик. И можно на ты, вчера же вроде как на ты общались? Потом мы около часа сидели в вокзальной кафешке. Пили пиво и разговаривали, в основном о литературе и поэзии. Он читал мне свои стихи, а мне, с каждым глотком все больше хорошело. В итоге он решил проводить меня до самой гостиницы, где мы и по-братски расстались, довольные друг другом. Поначалу я думал проспаться в гостинице до вечера, а там, на трезвую голову, как я надеялся, позвонить своей московской подруге и заночевать у нее, вполне резонно рассчитывая душевно потрахаться.

Она пьяных не любила, будучи дочерью мента-алкоголика. Так что надо было быть трезвым, но сон почему-то не шел, я ворочался-ворочался, а потом плюнул и решил позвонить - была, не. Мою московскую подругу звали Ольгой, она очень обрадовалась моему звонку, как мне показалось - с девушками никогда не можешь быть в чем-либо уверен, и сказала, что подъедет за мной где-то через час. Мы познакомились с ней прошлым летом в Крыму, где оба были на интенсивном десятидневном семинаре под названием "Демон в раю".

Вел этот семинар реальный демон, португалец по имени Прашантам, человек с впечатляющей харизмой, неиссякаемой энергией и внутренним стержнем. Он был ошевским групп лидером, терапистом и уже несколько десятилетий колесил по всему свету, устраивая свои насыщенные и вставляющие тренинги. Про него рассказывали такую историю: И вот, как-то потусив со своей подругой в ГОА, он заехал в Пуну, в Ашрам ОШО, а от ГОА это, наверное, часов на автобусе - просто помыться в душе и на свою "беду" встретился с ОШО, который сразу же увидел огромный потенциал этого человека и назначил его групп-лидером, то есть человеком, который проводит различные тренинги - группы.

Вот с тех пор он этим и занимался. Внешности он был довольно неказистой - черненький, носатый и небольшого росточка, но женщины поголовно в него влюблялись и лишь те, с которыми он имел сексуальные отношения, считали его козлом, не все конечно, но многие - ну, это потому, что он не верил в постоянство, жил настоящим и, как легко сходился, так же легко и расходился. Я, на тот момент, только-только расстался с Любой, она увлеклась одним перцем из Москвы, психологом, лет на двадцать ее старше, человеком ушлым и важным.

Я, естественно был в горе, все было черно-белым и неинтересным и собственно, ломанулся к Прашантаму в Крым в сильной надежде замутить там, на группе с какой-нибудь девушкой. Это, кстати, исконно женская технология - ничего так не лечит раны предыдущего романа, как новое увлечение, вот и я решил не пребывать лоховатым страдальцем, а срочно кем-нибудь увлечься.

И где, как не на группе Прашантама это могло случиться. Его харизма, мощные методы, и башню срывало напрочь, люди становились открытыми и легкими. С раннего же утра и до позднего вечера шла интенсивная духовная работа. Народу было много, человек сто, как минимум, и я по началу обхаживал одну девушку, с которой уже пересекался раньше, мы даже переписывались, но в итоге она повелась на другого, мне это вообще было как серпом по яйцам - прям облом на обломе, я уже начал совсем отчаиваться.

Но тут, в один из дней, ко мне сзади подошла какая-то девушка и просто меня обняла, я обернулся, и мы поцеловались - вот так все просто "само собой" случилось. Продолжалась эта история всего пару месяцев, каждую субботу в обед, после работы, я летел к ней на самолете в Москву, а в воскресенье после обеда, улетал обратно в Питер и до вечера еще успевал поработать и в общем не так уж это было и напряжно, скорее даже очень романтично.

Так бы еще долго могло продолжаться, но тут объявилась Люба, которую я уже, если честно, стал забывать. Сопротивляться я был не в силах, и мы опять стали жить. Ольга подъехала на своей красиво красной машине, где-то через час, как и обещала. Я к тому времени уже успел оббегать ближайшие продуктовые магазины в поисках кардамона - испытанного средства против запаха алкоголя, заодно еще купил маленькую бутылочку рома, так, на всякий случай.

Вообще, Ольга была девушкой весьма целеустремленной, при всей своей молодости, она уже была зав. Время от времени некоторые студентки даже жили у нее дома, и она очень нежно к ним относилась, что вызвало у меня смутное предположение в ее бисексуальности. Чуть только припарковавшись, Ольга со свойственной ей целеустремленностью ринулась из машины и добежав до меня несколько метров, повисла на моей шее. Признаться, я был впечатлен, хотя это слегка отдавало театральностью.

Некоторый из моих знакомых, которые знали и ее, отзывались об Ольге, как о человеке довольно жестком, но с этой стороны я ее не. Со мной она была само мягкодушие и сердечность, правда любившее и умевшее виртуозно употреблять матерные слова и курившее как паровоз. Мне ее отношение ко мне казалось слегка утрированным, наигранным что ли и даже, в общем-то, смущало. Казалось, что она имеет дело не со мной, ас моим образом, а я настоящий должен напрягаться, чтобы не сорвать чужую игру.

Какой ты молодец Вова, что приехал!

Если девушка старше: ее взгляд

Да и в конце концов, чем мы таким страшным занимались? Все наши клиенты были вполне добропорядочные стабильные фирмы. Ни с криминалитетом или там с вороватыми чиновниками мы дел не имели. Кто же виноват, что люди свои же деньги не могли в банках получить наличными. Нет, какие-то, до определенной суммы, они конечно получить могли, а выше - под большой процент, наш процент был значительно ниже, и мы делали это оперативно.

К примеру стройка, там же все на нале держится, а вот пойди ты это банку объясни - у них там строгие инструкции. Так что мы, по сути, делали благое дело, не давали загнуться нарождающемуся Российскому бизнесу! Но все равно это было не законно.

Я кинул сумку в её багажник, и мы уселись в машину. Несколько секунд смотрели друг на друга, а потом стали обниматься и целоваться. Вообще она очень любила жаловаться, а мне по плану, нужно было интенсивно ее жалеть. Вот и тут, через какое-то время она мне начала жаловаться в целом, и в частности на девушку, которая у нее в данное время жила. Мне бы побольше молчать да кивать, как я обычно делаю, ведь впереди маячил долгожданный трахенбахен, но видимо не до конца еще выветрившийся алкоголь и нарастающее раздражение Короче черт меня дернул вступить в полемику: Я почувствовал, что-либо секса сегодня вообще не будет, либо он будет феерическим.

Вторая волна не застала себя долго ждать: Она со мной живет, и потом, Вовик, я же тебе много раз говорила, мне не нравится, когда ты пьяный. Захотел, бросил, захотел, появился, как ни в чем не бывало, да еще и пьяный к тому. Тут уже я почувствовал, как во мне возникает волна ярости. Я вдруг подумал, что, наверное, таков и был план: Тут я наконец и увидел ее другую ипостась, про которую мне говорили некоторые знакомые. Включилась немилосердная сука, и не было мне пощады. Это была, наверное, месть за то, что я, типа, променял ее год назад на другую.

Может поначалу она этого и не хотела, но теперь уже было поздно - "забрало с лязгом упало". Красиво уже не. Потом я вытащил свою сумку из багажника, открыл ее и достал бутылку рома. Она с тревогой, и вся сразу какая-то присмиревшая, смотрела на мои движения. Я демонстративно отхлебнул из бутылки, сморщился и на миг замер - ром был злющ! Ольга молча смотрела на меня и ждала, что я скажу.

Ярость моя сдулась так же внезапно, как и появилась, но обратку давать уже было поздно: Встреча в этот раз не получилась, может когда-нибудь в другой. К тому же мне кажется, что девочки тебе все же больше нравятся, чем мальчики - так чего же себя мучить? Ладно, всего тебе хорошего.

До свидания, - я махнул ей рукой и взвалил на плечо свою сумку, она стояла молча, опустив голову. Когда я перешел на другую сторону дороги, ее машина все еще стояла. Затем я тормознул какого-то джигита на удалой шахе и только тогда она уехала. В гостинице я не выписывался, так что номер за мной оставался до утра. Первоначально я предполагал уехать из Москвы на поезде до Бишкека, следуя инструкции шефа, но теперь уже мне показалось нереальным несколько суток колбасится в поезде и поэтому я решил на следующий день лететь туда самолетом.

Пока я из номера звонил в справочную аэропорта, на глаза мне попался листок с рекламкой "веселого досуга". Это было то, что. Я сходил в душ, накатил рому и заказал в номер путанку.

Через пятнадцать минут в дверь постучали, но то что я увидел, когда открыл, меня немного озадачило: Трезво заценив расклад, я не стал возмущаться, ибо судя по всему, это было чревато, поэтому я просто сказал, что, мол, передумал. Братки уже было набычились, но я вытащил из кармана две тысячные купюры и инцидент был улажен.

Я бы нисколько не удивился, если б узнал, что это такое тут специальное разводилово. В общем, совершенно разочаровавшись во всем внешнем, я был вынужден прибегнуть к самоудовлетворению, после чего благополучно заснул долгим и глубоким сном.

Глава 4 Говорят, люди с годами взрослеют, но это точно не про меня - я, походу, просто старею, да к тому же еще и глупею. В юности помнится, я был намного умнее: В детстве, помнится, мамка частенько говаривала: Вот и этим утром, мысль о том, что все люди, как люди, а я какой-то цирковой уродец, начала насиловать мой мозг, когда еще последний сон толком не закончился.

С этой мыслью я окончательно и пробудился. На душе было мрачно, воспоминания о вчерашнем инциденте с Ольгой, резали меня по живому и выковыривали из памяти прочий негатив, казалось бы, надежно заколоченный в глубины подсознания.

Это была классическая похмельная депрессуха - знаем, плавали! Чисто физически - все вроде было не плохо: Пока я собирался и шел до ближайшего пункта налива, я включил себе в голове спасительные куплеты "Неси меня олень, в свою страну оленью" и еще "Оранжевое небо, оранжевая мама, оранжевое я" и все в таком духе, которые неплохо забивали частоты негатива.

Грех уныния был успешно преодолен в гостиничном ресторане, уже на второй рюмке. И сразу все стало по-другому: Впереди меня ждали увлекательные приключения, и я был к ним практически готов. С билетом на самолет проблем не возникло, проблемы возникали с таможней - дело в том, что у меня оказалось дорожных чеков на большую сумму, чем это было разрешено законом. Но и эта ситуация была с легкостью разрешена, я просто дал денег таможеннику и, как говорится, "таможня дала добро".

Уже, когда я летел в самолете, мне позвонила Ольга, тон ее был извиняющийся, и она попыталась было что-то объяснить, но я вежливо ее прервал, сказав, что мол "проехали" и что я в данный момент лечу в самолете, уже на полпути к Бишкеку. Желание не предавать большего значения случившемуся меж нами, по-моему, было взаимным, на том и порешили - довольно мирно друг с другом попрощавшись. В Бишкеке меня ждал первый серьезный облом: Знатно я лоханулся, даже мне самому было удивительно, как это я удосужился не выяснить все эти моменты еще в Питере!

А я ведь еще на поезде собирался до Бишкека ехать, тогда бы уж было совсем грустно от сознания своей тупости. Выход нашелся, когда я стоял растерянный с бутылкой пива, у выхода из аэропорта.

Ко мне подошел разбитной киргиз, крутящий на пальце связку ключей - типичный представитель отряда таксистых, и спросил, куда, мол, мне. И тут я не раздумывая сказал. Это известие меня взбодрило, я конечно, сбегал еще в справочную, чтобы наверняка уточнить. А потом этот же таксист отвез меня в ближайшую недорогую гостиницу и объяснил подробно, где пасутся такси на Алма-Ату. Бишкек меня не впечатлил, город показался мне пыльным и унылым, точно таким же было и мое состояние.

С утра я сходил на стоянку такси, немного поторговался и в итоге договорился с одним из таксистов вечером стартонуть, чтобы к утру доехать до Алма-Аты.

Потом я бродил по городу, пил пиво и сидел во всяких кафешках, поедая лагманы и пловы. Если честно, мне уже как-то и не верилось, что я когда-нибудь попаду в Ашрам, и главное уже и не так сильно-то этого и хотелось.

Почему-то вообще ничего не хотелось, меня опять нахлобучило депрессняком и алкоголь уже с этим не справлялся. Надо было однозначно завязывать, но я то знал, что ждет меня после этого первые два -три дня и боялся этого ужасно, оттягивая неизбежное. Я ощущал себя человеком, который передвигается по болоту, и что б не засосало, прыгает с кочки на кочку, которые тут же медленно уходят в воду под его ногами.

Причем подобное чувство я уже годами испытывал, просто сейчас оно ощущалось особенно остро. Мне срочно нужен был какой-нибудь надежный островок, хотя бы на несколько дней. Водитель мне попался молчаливый, и это было очень хорошо, мне ужас как не хотелось поддерживать светскую беседу, чего-то из себя выдавливая.

Вначале конечно, мы для проформы чего-то пообсуждали, а потом я сидел в полудреме, слушал музыкальную волну и прихлебывал время от времени из купленной перед отъездом бутылочки коньяка. Несколько раз мы останавливали в каких-то мрачных местах, и я немного напрягался, в голове всплывали различные мрачные истории, и я думал, что мало ли, вдруг человеку взбредет в голову недоброе, завезет куда-нибудь - и с концами, а меня ведь никто и не хватится, к тому же я ему и про Индию сказал, значит с деньгами.

Короче, всякая алкогольная шугань лезла мне в голову. Но в итоге все закончилось хорошо, утром въехали в город, таксист подвез меня до гостиницы, и мы сердечно распрощались. Немного поспав, я первым делом начал листать телефонную книгу, в поисках какого-нибудь медицинского заведения, где мне могли бы помочь отцепиться от синьки.

Пока я листал справочник, в номер, наверное, раза четыре позвонили, предлагая "скрасить досуг", "помочь расслабиться", "отдохнуть" и все в таком же духе. Я не велся, в мои планы "расслабляться" не входило - хватит уже, нараслаблялся, теперь нужно было срочно восстанавливать свое пошатнувшееся здоровье.

Влюбилась в парня младше меня — wikovale.tk

Я отметил несколько телефонов и начал обзвон. Мне понравилось, как ответили в одном месте - я вкратце обрисовал проблему и мне вполне квалифицированно рассказали, чего они могут, за сколько и в какой срок, - это была большая областная больница, и у них там было платное отделение со стационаром, я подумал, что трех дней всяких капельниц вполне хватит для восстановления.

Заезжать можно было уже сегодня вечером, но перед я этим должен был решить вопрос с визой и билетом, надо было найти какую-нибудь турфирму, чтобы самому этим всем не заморачиваться.

Ну, а так, как вопрос с моим вылечиванием был уже практически гарантированно решил, мне показалось логичным поддать немного для, уверенности, чего-нибудь алкогольного. Ох уж эта уверенность! Я не уверен, что правильно понимаю этот вопрос, но иногда я думаю - "Как можно вообще быть в чем-либо уверенным? Со мной даже случались резкие обострения этого состояния - это когда прям с утра первой мыслью "Вставать или не вставать?

Ну, ладно, встал - и сразу же "с левой ночи или с правой? Короче, в течение всего дня вот это вредное, "Быть или не быть" - по любому вопросу. Это же сколько энергии в этой внутренней борьбе сгорает! А для окружающих вообще, как конченный придурок выглядел. Тебя, например, спрашивают "Ты это будешь? И потом уже просто кричишь - "не знаю", "не знаю", "не знаю" и уже вконец доведенный, всей своей требухой ОРЕШЬ - "отъебитесь от меня"!

Ну, конечно, что б прям вот так, это все же единичные случаи - но бывало, и тогда уж либо головой об стену, либо алкоголя выпить, синька, она тем и привлекает, что уверенность придает. А вообще, с этой проблемой, наверное, лучше всего ханка, ну, то есть опиум, справляется: Ну и конечно, Випассана, там порой, ещё круче бывает, но я даже не буду заморачиваться что бы объяснить, так, слегка лишь намекну: Но чего это я?

Я же ведь, типа, падший ангел - променял только-только начавшие формироваться тонкие ништяки на социальные погремушки, - вот и здравствуй, нарождающийся алкоголизм - прилипло, как собачья какашка к подошве и не знаю, что с этим делать. С такими вот мыслями я и брел не торопясь, попивая пиво, пока не заметил вывеску какого-то туристического агентства. Выглядело вроде нормально, и я решился зайти. Внутри все было довольно аскетично, но в общем-то внушало доверие, к тому же работал кондиционер, после уличной жары было очень приятно плюхнуться в мягкое кресло и насладиться прохладой.

Ждать пришлось не долго, уже через несколько минут меня пригласил один из сотрудников, и я с легким сожалением оторвался от кресла. Я не имел понятия, что я буду делать все это время, но деваться было некуда. Приятным моментом оказалась цена вопроса, я честно говоря, рассчитывал на большую сумму, но немного тревожило, что приходится полагаться на их порядочность.

Видимо уловив что-то на моем лице, сотрудник напечатал мне расписку на фирменном бланке с печатью, это немного меня успокоило. Отдав деньги и паспорт, я попрощался и вышел на улицу. Контраст с освежающей прохладой турагентства был настолько удручающим, что я быстренько заскочил в уличное кафе, где работали вентиляторы. В принципе, уже можно было идти сдаваться врачам, а можно было найти какой-нибудь интернет-салон и написать пару строк Любе, она ведь, наверное, волновалась за.

Я некоторое время обдумывал это, а потом все же решил, что лучше будет написать ей уже после протрезвления, письмо тогда может быть будет и суше, но зато адекватнее.

В противоположном углу гуляла какая-то компания казахов, они уже были изрядно поддатые и я понял, что если не уйти, то кто-нибудь из них обязательно начнет докапываться. А выходить опять на жару я еще не был готов, да к тому же, хотите, верьте, хотите, нет, я умею входить в такое состояние, что если мне не хочется, ко мне никто и не подойдет.

Это у меня за наркоманские годы такая защита выработалась, жизнь заставляла быть большим искусником в шифровании. Вот и теперь, через некоторое время я уже как будто бы не существовал для этой компании, взрослые пузатые дядьки продолжали резвится, как дети, в упор меня не замечая. Ну, а я попивал спокойно свое пиво и мне вспомнилась одна история, приключившаяся со мной в Питере, в первые годы моего там пребывания. Мне тогда негде было жить, да и денег практически не было, и я почти целый год ночевал у одного своего товарища в его офисе, на столе.

И вот как-то раз я завис в одной компании где меня угостили таблеткой экстази, я ее, значит, принял, ну, и через какое-то время поехал домой, то есть в место своих ночевок. Там присутствовал компьютер с интернетом, так что ночь обещала быть не скучной. Но, уже по приезду, я вдруг обнаружил, что потерял ключи. Это был просто катастрофический облом! Хотя было уже начало лета, но ночью было достаточно холодно, а на мне была одна рубашка, так что бродить до утра по улицам было вообще не реально.

Таблетка уже начала действовать и у меня было немного денег, так что внезапно меня посетила гениальная идея: Но произошла трагическая ошибка - мне говорил про обычный, нормальный танцевальный клуб, который назывался "Метро", а я, ни о чем таком не подозревающий, приперся в гей-клуб "Монро". Радостный и пританцовывая, я почти на последние деньги купил билет и в предвкушении незабываемых впечатлений, уселся за свободный столик. Впечатления действительно оказались незабываемыми: Представляете себе мое положение: И все эти геи, с их похотливыми липкими взглядами, которые под влиянием обильных возлияний, прямо на глазах превращались в инфернальных пидоргов.

Кто смотрел фильм "От рассвета до заката" тот может представить себе весь ужас происходивших на моих глазах трансформаций. Я реально чувствовал себя невинной школьницей, а вокруг был Садом, и бурлящая клоака! Вот тут я и включил свое отточенное кун-фу - словно невидимым мелом, мной был отчерчен круг, в центре которого был мой столик и я, замороженный, со взглядом в никуда, и курящий сигареты, одну за.

И представьте, это работало! Пидорги, со всеми их гнусными телодвижениями, как будто натыкались на невидимую стену, а я ждал рассвета и крика петуха, прям как по Гоголевскому "Вию". Кто знаком с действием "экстази", тот, конечно же, оценит все те титанические усилия, которые мне приходилось предпринимать, чтобы быть закрытым, когда изнутри тебя открывает мощный стимулятор.

Ну, и, конечно же, отдельный респект Випассане, благодаря некоторым приобретенным навыкам в ней, я даже временами по-своему наслаждался всей этой ситуацией, наслаждался тонкой прохладой оставаться наблюдателем, не отождествляясь с внешним и внутренним. С рассветом я благополучно вышел оттуда и с облегчением вздохнул. Вот сейчас чего-то вспомнилось, а так вообще, раз попытавшись, я эту историю больше никогда не рассказывал: Вторая кружка была допита, я рассчитался и вышел из живительной прохлады кафе в полуденное марево пыльных улиц.

Хотелось спать, но я боялся, что потом ночью могу не уснуть, поэтому держался как мог, то есть, придя в свою гостиницу, накатил там, в ресторане пару рюмок виски - это меня взбодрило. Потом я заплатил за номер, за несколько дней вперед, взял все необходимое и поехал сдаваться в больницу. Еще только подъехав до места, я понял, что сделал правильный выбор - весь больничный ансамбль был на вид новым, современным и внушал уважение.

Приняли меня очень радушно, молоденькие симпатичные медсестры - казашки, отвели меня в стационар и даже угостили легким полдником, после чего я пошел оформляться и беседовать с начальницей отделения. Меня немного смущал мой многодневный перегар и поэтому еще в гостинице, я обильно окропил себя туалетной водой "Фаренгейт", запах который, по моим наблюдениям, внушал людям подсознательное уважение к источнику.

Вообще, казахи мне нравятся, они какие-то простые, без лишний наворотов - я то сам зашифрованный до нельзя и поэтому в людях очень ценю естественность и простоту.

Вот и тут, заведующая отделением, проявила такой искренний интерес к моей персоне, что даже я, человек малообщительный, расчувствовался и выдал из себя целую историю, наврав, конечно, значительную часть. Но главное все же озвучил: Я в турагентстве работаю, буду изучать новые маршруты. А тут забухал и никак не остановится, да и вообще чего-то не очень хорошо себя чувствую". Потом все подробно расскажу.

А сейчас давай, все что есть ценное, я в свой сейф положу. Мы составили опись, она ее подписала и вручила мне, а пакет закрыла в сейфе. Вот и все, теперь я со спокойной душой мог отправляться в свою палату, где меня уже ждала первая капельница, по моей просьбе туда добавили еще и реланиума, пошли на встречу.

Первая ночь была довольно тяжелой, мне снились какие-то кошмары, я просыпался в горячем, липком поту, а потом опять проваливался в беспокойный, отрывистый сон. Потом было все легче и легче, и на третий день я уже совсем восстановился и ночь уже ночевал в своей гостинице.

Затем еще несколько дней я ездил в больницу на различные процедуры, мне даже сделали три сеанса плазмофереза - очистили мою кровь от всякой дряни, после чего я вообще почувствовал себя легкий бабочкой. Что б уж совсем все было хорошо, я даже посетил стоматолога, в третий раз за свою жизнь. Казашка стоматолог оказалась ярой националисткой, и пока я был вынужден выслушивать ее молча, с открытым ртом, грузила меня по полной какими-то жалобами на русский народ в целом и, узнав, что я из Питера, на питерских скинхедов в частности.

Подруга никогда первой не звонит и не пишет

По ее рассказам выходило, что у нас там в Питере эти самые скинхеды чуть ли не косяками ходят и дуром гнобят бедных казахов. Чудеса, да и только, я вот, например, ни разу в жизни живого скинхеда не. Ну, и ладно, когда я, наконец, уже смог ей чего-то сказать она резко сменила тему и превратилась в милейшего человека. В общем, все было замечательно и мой мозг, и туловище были готовы к дальнейшим приключениям. Правда, откровенно говоря, все это восстание из пепла мне влилось в копеечку, и довольно значительно.

Короче говоря, после всех этих дорожных расходах, уже и речи не было о двух годах эмиграции, максимум, на что теперь у меня хватило бы денег, это год. Да и то, еще надо было хорошо ужаться. Оставшиеся до вылета дни проходили в бесцельных шатаниях по городу, посещениях кинотеатров, и в неистовом кишкоблудии. Пытался было снова начать сидеть в Випассане - но куда там, практика не шла, хоть ты тресни.

Единственной отрадой стала ежедневная переписка с Любой, как-то неожиданно выяснилось, что я оказывается все сильней и сильней стал по ней скучать. Ее письма были такими нежными и наполненными неподдельной тревогой за меня, что я начал потихоньку раскаиваться, что не взял ее с. Разлука явно делала наши чувства сильнее, она их реанимировала, во всяком случае, так было со. Наконец, в назначенный день, я пошел в турфирму за визой и билетом.

Признаться честно, я волновался, и поэтому мне было нетрудно, конечно после некоторого колебания, уговорить себя выпить по дороге пива. Все прошло ровно и гладко, виза была готова, и утром следующего дня я вылетал в Дели. Что бы совладать с радостью, я к вечеру уже вполне достойно набрался и позвал в номер путанку - чисто в терапевтических целях.

Девушка оказалась настолько душевной, что в сексе и беседах мы провели с ней всю ночь. На утром меня ожидало старое, доброе похмелье. В каком возрасте оно впервые проявилось и как? Конечно, в раннем детстве — мне было четыре или пять лет.

Бабушка, наслушавшись всего этого, купила мне мой первый инструмент, чтобы я на нем наигрывала что-то простое, и через год меня отдали в музыкальную школу. Получается, в музыку тебя привела бабушка? На какой музыке ты росла? Какие композиции звучали дома? Мама никогда не слушала русскую музыку. Дома всегда звучали зарубежные хиты, в которых я не понимала ни слова, но старалась подпевать.

Когда у меня только начались занятия в хоре, я начала писать на домашние кассеты собственный голос, а потом у нас не осталось ни одного оригинала — я звучала со всех записей! В детстве ассоциировала себя с какой-нибудь звездой российской или зарубежной эстрады?

И вот я поняла, что мне очень нравится Кристина Агилера, хотелось быть похожей на нее и смеется Бабушка говорила, что я очень любила петь ее песни перед телевизором, особенно одну про зеленые. Ой, это было очень-очень раннее. Не знаю, откуда в детстве у меня появились в голове такие страдальческие строки, но бабушка не заценила и сказала, что девочка должна сочинять счастливые стихи. Вся поэзия, которая есть сейчас, появилась уже на первом курсе в институте.

А каково вообще быть поэтом в XXI веке: В песнях и стихах я всегда обращаюсь только к себе и это для меня главный источник вдохновения — уличать себя в чем-то, разбираться в какой-либо ситуации. В каждом поэте есть внутренний конфликт, и наверное поэтому стихи будут писать во все времена. У меня этот конфликт очень часто выражается по поводу моей внешности. Помню, как на один творческий вечер ко мне пришла поэтесса Марина Кацуба и сказала: И да, мне часто хочется очень хорошо выглядеть, но я же человек и могу себе позволить выглядеть так, какая я есть на самом деле.

На кого из поэтов ориентируешься и кого советуешь читать? Мне нравится Кацуба, у нее много сильных вещей. У меня есть все сборники Веры Полозковой.

Наверное, еще не пришло их время. Как ты относишься к творчеству этого исполнителя?