Знакомства в приютово ставропольцев анатолий витальевич

герои великой победы 1 Сборник работ полуфиналистов и финалистов Часть 1 - PDF

Волонтеры-медики Ставропольского края приехали в ФАП поселка Хорошая идея — завести знакомства с директорами местных театров и. Москва, Сибай, Кандры, Приютово, Октябрьский, Мелеуз, Стерлитамак, Туймазы, Кумертау, RA9WHS Гординский Анатолий Иванович Стерлитамак . Контактный телефон: Дом детского творчества " Юлдаш", Носков Владимир Витальевич UA9WHA. Было много встреч и новых знакомств. Улан-Удэ от 60 лет и старше открыты для новых знакомств. в г тара омской области · Знакомства в приютово ставропольцев анатолий витальевич.

Бери, сколь хочешь, молодых парней? И так плуги вон на себе таскаем И мужиков поотдавали, и коней. Еще скажи, что я, когда сердита, Не пожалею чистого листа И отпишу все даже генералу, Уж он тогда накрутит им хвоста.

Солдат пропал, а им и горя нету. Ох, чует мое сердце, не найдут. Но ты их пропесочь построже, Глядишь, кого другого сберегут. Чего-то мне в виски заколотило, Давай-ка уберем все в сундучок. Ты как пойдешь, то с улицы от солнца Мне ставенку защелкни на крючок. Шажок-другой шагнула и застыла, Как будто что-то стало невдомек, Рукой слегка висок потерла, Опять шагнула, оглянулась на порог. В ее глазах застыл вопрос. Тебя проведать, тетя Ефросинья. Ну спаси тебя Христос.

Сорокалетняя Веруня, Глотая слезы, шла домой, А сердобольные сельчане Понятливо качали головой. Такая вот болезнь у Ефросиньи Она не помнит, почему живет одна, Но в день последней весточки о сыне К ней возвращается война.

Врач объяснил, что амнезию Еще не научились мы лечить И что, наверно, это даже лучше, Ведь не любое горе можно пережить. Для матери в болезни той спасенье, Иначе и ее убьет война. Двадцатилетие Победы В тот год отметила страна. Родилась 20 августа года в городе Белополье Сумской области Украина. Окончила Полтавский государственный педагогический университет имени В.

Руководитель Объединения детских писателей в Республике Крым. Заслуженный работник культуры Крыма. Региональный представитель Международного творческого объединения детских авторов. Автор более двадцати книг. Живет и работает в г. Куст жасмина В вагоне людей было. Сашка покрутился в проходе, покачался на поручнях и с интересом стал рассматривать пассажиров. В соседнем купе друг напротив друга сидели молодой солдатик и аккуратненькая старушка в платочке и нарядной сиреневой кофте с кружевным воротничком.

В руках старушка держала букет белых цветов, источающих нежный весенний аромат. Она смотрела на солдатика подслеповатыми глазами, по-доброму улыбалась и что-то говорила. Так улыбалась Сашкина бабушка, когда долгими зимними вечерами вязала ему носки и рассказывала разные истории. Говорила старушка тихо, бережно разматывая клубок своих воспоминаний: В сорок первом, когда началась война, мы с братом маленькими были: Жили мы в деревне с родителями и старшим братом.

Родители до ночи в поле работают, 14 14 всероссийский литературный конкурс старший брат за хозяйством смотрит, в школе учится, я за младшеньким хожу.

Вместе играем, вместе гусей на выгон гоняем, козу пасем. А тут война Отец на фронт ушел, брат тоже хотел, только его не взяли он в городе на заводе работать остался. Красная Армия с боями отступала. Помню, как поезд на станции разбомбили и раненые проходили через село. Утром проснулись, а на улице, в огороде, на выгоне за селом, где гусей пасли, раненые бойцы лежат. Кто с перевязанной ногой, кто с повязкой на глазах.

Аксаковская земля - Совета городского округа город Уфа - Рефераты по культуре и искусству

Смирно лежат, и так их много, будто весь состав после боя у нашей деревни выгрузили. А на следующее утро выхожу на улицу: Может, ночью партизаны их забрали? Взрослые не говорили, а мы, дети, и не спрашивали. Два дня тишина стояла, а потом началось: Мама нас в огороде в яме спрятала. Меня и брата одеялом прикрыла, да разве от взрывов одеяло убережет?

Уши от грохота болели. Помню, как землей нас присыпало. Мне в голову чем-то попало, кровь пошла. Брат плакал, а я ничего, терпела. Потом помню, как немецкие солдаты в нашем дворе расположились. Нас из дома выгнали, в доме офицер поселился, а мы в сарай к соседям пошли. У офицера повар рыжий в услужении. Он детей любил, подкармливал: Нюша, Нюша, звал он меня, ком иди, значити конфету мне протягивает.

У Ганса в Германии дочка маленькая осталась, скучал он, видно, по ней. Офицер, если детей во дворе увидит, на Ганса кричит, за пистолет хватается. Мы с братом наутек. Наутро опять к Гансу огородами пробираемся. Глупые мы были и голодные. Мать, конечно, не знала, а то задала бы нам по первое число. Как-то пошла я в самый дальний конец огорода, туда, где выгон начинается, вдруг вижу: Домик там из листьев лопуха соорудили. Гимнастерка разорвана, нога перебинтована, бинты в крови, пилотка с красной звездой рядом лежит.

Пить, пить шепчет раненый. Я бегом к колодцу, воды из ведра в кружку набрала и к жасмину. Даю ему, а он шепчет: Никому не говори, слышишь, никому! Мамке тоже не говори. Если немцы узнают, всех расстреляют Кормила я его с неделю, воду носила, картошку в мундире, хлеб.

За селом лес, там партизанский отряд. Про партизан я уже потом узнала, после войны. А тогда горевала, к разговорам взрослых прислушивалась: Но в деревне было тихо. А еще через неделю добрый знак мне был: Значит, жив солдатик, обрадовалась. С той поры для меня нет лучшего цветка, чем. Старушка протянула букет сидящему напротив юноше. Возьми, сынок, в память о том солдатике От станции домой Сашка возвращался притихший. Все думал о раненом красноармейце, о Нюше и ее маленьком брате, о злом офицере и добром Гансе и среди распустившихся весенних цветов искал взглядом куст жасмина.

Был призером школьного тура всероссийских олимпиад школьников по русскому языку, химии, экономике, экологии, физической культуре и победителем по ОБЖ, призером муниципального тура всероссийских олимпиад школьников по русскому языку, физической культуре, а также победителем различных региональных и всероссийских конкурсов.

Имеет публикации в различных сборниках. В году награжден Грамотой заместителя управляющего Южного управленческого округа Свердловской области и сфотографирован у Знамени Победы за особые заслуги перед Свердловской областью. Я сижу за столом, передо мной чистый лист бумаги. Мне так хочется заполнить этот лист своими мыслями и чувствами, своим теплом! Ведь я буду писать тебе, моему младшему брату, о нашей семье. Я тебя еще даже не. Сегодня мама позвонила из роддома и сказала мне: Ты еще совсем маленький и ничего не знаешь о семье, в которой родился.

В день твоего рождения я решил написать тебе письмо о нашей семье. Ты сможешь прочесть его еще не скоро, но обязательно прочтешь. Итак, читай и думай! В поселке много военнослужащих. Все они служат в Российской армии, защищают свою Родину. Знай, наши прадеды, дедушки и папа посвятили всю свою жизнь защите Отечества. Сначала я расскажу тебе о наших прадедушках. Наши прадедушки герои Великой Отечественной войны.

Наши прадеды герои нашей семьи, а значит, герои нашей Родины. Одного из твоих прадедушек зовут Николай Васильевич Марусев. По возрасту он не мог участвовать в Великой Отечественной войне в качестве защитника, но она оставила след в его жизни. В деревне, в которой он жил деревня Близна Орловской областив Великую Отечественную войну шли бои. В году, когда немцы захватили деревню, нашему прадедушке Николаю было 11 лет. Вместе с мамой и сестрами его угнали на работы в Австрию. Я думаю, что жизнь нашего прадеда в рабстве была нелегкой, а ведь он был тогда младше меня!

Их освободили только в году. Наш прадед Семен Васильевич Тихомиров в годы Великой Отечественной войны работал в аэроклубе, который впоследствии был переименован в Серпуховское высшее военное командно-инженерное училище РВСН. В октябре года аэроклуб был эвакуирован в г. Абдулино Чкаловской области для дальнейшего обучения личного состава.

Седьмого марта года аэроклуб возвратился в Тушино. Весь этот путь вместе с аэроклубом проделал и наш прадед. Братишка, когда ты будешь читать это письмо, то, наверное, уже будешь знать, кто такие разведчики.

Так вот, один из наших прадедушек, Виктор Николаевич Бойцовв годы Великой Отечественной войны был командиром отделения разведки й стрелковой дивизии, это Северо-Кавказский фронт.

В году он был тяжело ранен и в году комиссован. Помни, что наш прадед Виктор Николаевич Бойцов проявил личное мужество и отвагу в боях с врагами нашей Родины.

Наш с тобой прадедушка Алексей Семенович Леушканов воевал на Ленинградском фронте с года. Я не успел расспросить Алексея Семеновича о его службе на Ленинградском фронте, но, по историческим данным, там было нелегко. Войска Ленинградского фронта вели боевые действия в крайне тяжелых условиях блокады города. Наш прадед был разведчиком, командиром отделения дивизионной разведки й стрелковой дивизии.

Ранен, а в году комиссован. Наш прадед настоящий герой! Наши прадедушки герои нашей семьи еще и потому, что стали родоначальниками ее главной мужской профессии защитника Родины. Наш дедушка Вадим Семенович Тихомиров с по год служил рядовым в г. Кирово-Чепецке, что в Кировской области. Срочную службу дед проходил в войсках охраны особо важных государственных объектов.

Другой наш дедушка подполковник запаса. Зовут его Василий Алексеевич Леушканов. Родился он в году. Начинал службу в Военно-воздушных силах, затем поступил в Военную академию имени Ф. Дзержинского и продолжил службу в Ракетных войсках стратегического назначения. Дедушка неоднократно был участником парада на Красной площади в г.

Скажу тебе честно, мы с тобой по праву можем гордиться нашими дедушками. Они настоящие защитники Отечества! Мама сказала, что ты настоящий богатырь, хорошо кушаешь и очень похож на нашего папу. Если ты похож на папу, то это здорово! Наш папа тоже герой. Он самый лучший отец в мире! Он очень заботливый, добрый, но строгий, когда дело касается честности и учебы. Со временем ты сам все узнаешь и поймешь. В году он поступил в Свердловское суворовское училище, в году окончил его со средним 19 герои великой победы 19 баллом 4,5.

После суворовского училища был распределен в академию. Но в связи с баллом 4,5 а это очень высокий балл ему было предложено поступить в Серпуховское высшее военное командно-инженерное училище РВСН.

Во время обучения в г. Серпухове он активно занимался спортом, неоднократно выступал на всероссийских соревнованиях по гиревому спорту и рукопашному бою. Папа имеет спортивные разряды по этим видам спорта. После окончания Серпуховского училища он был распределен в Нижнетагильскую ракетную дивизию, где проходил службу на инженерных и командных должностях.

В мае года папа был переведен в органы ФСБ России. Вот какой у нас папа! Он добрый, честный и заботливый. Он заботится не только о нашей семье, но и о нашей Родине, чтобы она была сильной и независимой.

Конечно же, папа герой нашей семьи. И если бы надо было защищать Родину в реальных боевых действиях, он был бы отважным воином, как наши прадедушки Виктор Николаевич Бойцов и Алексей Семенович Леушканов. Я уверен в том, что пример наших героических прадедушек повлиял на жизненный выбор дедушки и папы они стали защитниками Родины.

О наших с тобой прадедушках я помню всегда, а вот когда я вспоминаю о других участниках Великой Отечественной войны на уроках истории и литературы или перед Днем Победы, мне хочется от души громко сказать: Надеюсь, что это письмо поможет тебе в будущем проявлять уважение и любовь не только к нашим прадедам героям Великой Отечественной войны, но и ко всем участникам и героям войны, подарившим миру Победу над фашизмом.

С раннего детства увлекается сочинением стихов. Неоднократно выступала со стихами собственного сочинения на концертах в школе, на предприятиях села, в районной библиотеке.

Является постоянной участницей мероприятий, посвященных Дню Победы. Активно участвует в художественной самодеятельности. Полина участница областного форума одаренных детей. Мои бессмертные деды Стихотворение посвящено светлой памяти моих родных, погибших в годы Великой Отечественной войны: Прадедушка Василий на Кубани Был командиром партизан, Взрывал мосты И под откосы фашистов поезда пускал. Потом в концлагере Василий Все муки ада испытал, Когда его освободили, Он весил тридцать килограмм.

Его детей, Сашка и Веру, Какой-то гад фашистам сдал: Три раза их вели к расстрелу, И трижды их Господь спасал. Прапрадед Павел в сорок первом Погиб на фронте под Москвой, Он был по чину не военным, Он был священник молодой. В войну от голода, болезней Иван пять дочек потерял, Сынок его, мой прадед Петя, Окопы в Пергубе копал.

Прапрадед Михаил Архангельск В войну от голода спасал, Хлебозавод, где он директором работал, Хлеба для флота выпекал. Прапрабабушка Фёкла под обстрелом Одежду для военных шила, А по ночам с дочурками на крыше Фугасы страшные тушила. И до сих пор бабуля Кира Помнит, как их дом пылал И как бежали на болото, А немец в спину им стрелял.

Мои родные, дорогие, Бессмертные мои деды! Вы жизнь за Родину сложили, Чтоб больше не было войны! Боролись, мерзли, голодали, Страну спасали ото зла, Чтоб дети весело играли, Чтоб я счастливою росла! За то, что небо синее-синее, За то, что хлеб душистый на столе, Спасибо вам, мои родные!

Спасибо вам за мир на земле! Работал на Тбилисском авиационном заводе. Избирался депутатом Сачхерского районного собрания и был заместителем его председателя, назначался заместителем управляющего Сачхерского района. С года заместитель мэра г.

Сачхере, с по год мэр г. В настоящее время занимается литературной деятельностью. Знаменосец Случай, о котором я хочу рассказать, произошел с моим отцом во время Великой Отечественной войны. Будучи студентом пятого курса Тбилисского медицинского института, в первые дни войны отец, Варлам Сардионович, был отправлен на фронт. Случилось так, что он не смог попрощаться с родителями, живущими в высокогорной деревеньке. Отец попал в город Севастополь, в ю дивизию го полка Приморской армии и был назначен младшим врачом полка.

В конце декабря кровопролитные бои обострились. Однажды при эвакуации раненых из нейтральной полосы в машину Красного Креста попал фашистский снаряд. В живых остались только двое отец и санитар Иван, который был на задании впервые. Родившийся и выросший в Москве, он со школьной скамьи по собственному желанию отправился на фронт Их взяли в плен и поместили в лагерь для военнопленных, а после отбора отправили пешком до какого-то перевалочного пункта.

По до- 23 герои великой победы 23 роге мой отец совсем обессилел и не мог идти в колонне. Его ожидала неминуемая смерть, потому что фашисты расстреливали обессилевших пленных на месте, но вдруг откуда-то появился Иван с санками, которые нашлись в сгоревшей деревне.

Он посадил отца на санки и в течение трех дней вез его до пункта назначения. Фашисты громко смеялись над ним и заставляли двигаться быстрей, но Иван не бросил фронтового товарища Об Иване он знал, что его оставили в Германии в городе Гаммерштейне, куда их отправили. Отец, несмотря на агитацию американцев, вернулся на Родину, прошел госпроверку, окончил институт и всю жизнь проработал в маленьком грузинском городе Сачхере заведующим терапевтическим отделением районной больницы.

Мой отец до конца жизни общался с однополчанами и не прекращал поисков своего спасителя, но все они были безуспешны. Однажды я спросил отца, почему тот не узнал фамилии Ивана, на что он ответил: Тогда не было времени для знакомства, а потом мы уже не встречались лицом к лицу, чтобы узнать подробнее друг о друге.

Каждый год в День Победы мы накрываем стол в отцовском доме. После меня этот путь продолжат мои потомки, и всегда будет жить в нашей памяти имя Ивана, простого русского солдата, ставшее символом доброты и мужества.

После освобождения республики от немецко-фашистских захватчиков в году они со старшим братом Иналом были вынуждены оставить учебу и работали в колхозе. Лишь после Победы над врагом братья смогли продолжить учебу.

Инал стал профессором, Султан Хангериевич заочно окончил Московский институт советской торговли и работал в общепите в Нальчикском тресте ресторанов и столовых около 50 лет. Сейчас находится на заслуженном отдыхе. Является членом бюро и президиума республиканского совета ветеранов войны, труда пенсионеров Вооруженных Сил и правоохранительных органов.

Возвращение домой I Весна года. Всего два года минуло с тех пор, как закончилась Великая Отечественная война, но раны, оставленные ею в душах людей, все еще кровоточили. Уже отгремели последние залпы, уже вернулись домой эшелоны с теми, кому удалось выжить, но страшный поток похоронок и извещений о без вести пропавших не иссякал.

Те, кто получал эти извещения, продолжали надеяться 25 герои великой победы 25 вопреки всему. Как же не надеяться, если спустя целых два года советские солдаты продолжали возвращаться к родным очагам, в разоренные войной города и селения!

Кто-то возвращался после долгого лечения в госпиталях, а кого-то не отпускало начальство еще нужно было служить. Я был ранен незадолго до окончания войны и, отлежав положенный срок в передвижном госпитале-летучке, был демобилизован по состоянию здоровья и направлен домой. Немцы, чувствуя приближение своего конца, дрались отчаянно, фанатично. Их самолеты то и дело атаковали наш эшелон бомбили, обстреливали из пулеметов.

Гром бомбовых разрывов, стрекот пулеметных очередей в такие минуты смешивались с проклятьями, криками, молитвами демобилизованных солдат и командиров. II На войне друзьями становились люди разных национальностей. Прощаясь, обменивались адресами, приглашали к себе в гости.

Для нас, фронтовиков, расстояние в таких случаях не имело значения, и в послевоенное время бывшие однополчане часто ездили друг к другу, иногда через всю страну. Однажды я получил письмо от моего друга антифашиста Франца Зукко. Франц справлялся о семье, о здоровье родных и близких, интересовался моей работой, писал, что хочет познакомить меня со своими родителями, родственниками, друзьями, и приглашал к себе в Восточную Германию.

Как известно, после войны Германия была поделена державами-победительницами на сферы влияния. Франц жил в Германской Демократической Республике, в советской зоне. Я поделился своей радостью с домашними, рассказал им о приглашении своего немецкого друга, но ни моим родителям, ни жене это не понравилось.

Западная Германия не оставляла своих претензий на территорию ГДР и, не скрывая реваншистских настроений, вела активную пропаганду против Советского Союза. Разведкам западных держав, действовавшим на сопредельных с ГДР территориях, противостояли наши спецслужбы. В общем, обстановка была накалена, и существовала большая вероятность того, что НКВД под каким-нибудь предлогом откажет мне в выезде, несмотря на мои фронтовые заслуги. В НКВД могли 26 26 всероссийский литературный конкурс поинтересоваться: При каких обстоятельствах вы познакомились?

Но во время войны большинство немцев твоих сверстников были нашими врагами, почему же ты не убил этого фашиста? В то время этого было достаточно для того, чтобы отправить меня и мою семью в Сибирь или на Колыму.

Обдумав возможные последствия, я решил отказаться от поездки к Францу в гости. Прошли годы, восточная и западная части Германии снова стали единым государством. Между объединенной Федеративной Республикой Германией и Россией установились тесные политические, экономические и торговые отношения.

Граждане обеих стран получили право свободно посещать друг друга. Много лет спустя я вновь получил письмо от своего немецкого друга. Мой внук женится, и мы приглашаем тебя и всю твою семью на свадьбу Я и моя супруга Варвара очень обрадовались этому письму и вскоре отправились в путь. О своем приезде сообщили Францу письмом. Его родственники встретили нас очень тепло и радушно.

Встречающих была целая делегация. III Когда завершились все мероприятия, связанные с женитьбой внука, Франц настоял, чтобы мы еще неделю погостили у. В течение этих нескольких дней мы ближе познакомились с родней моего друга. Во время одного из застолий один из них спросил меня: Расскажите, как вы познакомились с Францем. Много лет прошло с той поры. Многих вещей я уже не помню в деталях, но кое-что в памяти осталось. Начну с того, что сам я родом из Сибири, зовут меня Давид Сорокин.

В году полк, в котором я служил, бросили под Сталинград. Я был в самом пекле. Много наших ребят там полегло, тяжело раненных было еще. Без сна и отдыха, замерзшие и голодные, мы сражались за каждый рубеж, за каждый овраг или высоту. Иногда один окоп по нескольку раз в сутки переходил из рук в руки.

Немецкие бомбардировщики закрывали все небо насколько хватало глаз. Танки утюжили наши позиции, а по расположению моего полка, не умолкая, работала тяжелая артиллерия. Дни почернели от пороховой гари и копоти, а ночь, напротив, пылала кострами горящих машин и непрерывно освещалась ракетами.

Помню тела вражеских солдат, ко- 27 герои великой победы 27 торыми было усеяно все пространство перед нашими траншеями, помню горящие немецкие танки и бронетранспортеры. Помню жидкие колонны плененных немецких солдат. Однако противник был полон решимости выбить нас с позиций. Большие потери его не останавливали. Но нам удалось выстоять. После Сталинграда была короткая передышка, а затем в товарных вагонах нашу дивизию отправили на Левобережную Украину.

Ночью наш эшелон подвергся бомбардировке с воздуха. Машинист и кочегары выжимали из паровоза всю возможную скорость, но одна бомба все же угодила в эшелон. Последним, что я увидел и услышал перед тем, как потерял сознание, были мелькающие перед глазами горящие вагоны, фигурки медсестер, крики и стоны раненых бойцов. В себя я пришел на следующее утро в госпитале. Дела мои были плохи я не мог пошевелить ногами.

Одним словом, к дальнейшей службе стал не пригоден, и после лечения меня отправили домой. С вещмешком за спиной, пешком, на костылях я отправился в путь. Дорога вела на север в противоположную от железной дороги и шоссе сторону. Паровозные гудки и шум проезжающих грузовиков понемногу стихли. Я наслаждался окружающей тишиной и почти физически чувствовал, как война откатывается все.

Думал, конечно, о доме, о том, как обрадуются родные и как обрадуюсь я сам при встрече с. Это придавало мне сил, и, хотя я ковылял на костылях, усталости почти не ощущал.

Когда день стал клониться к закату, я увидел стоящую у дороги телегу. Она была запряжена парой лошадей, одна из которых была убита.

В телеге лежал труп. Это был советский солдат. Рядом с окоченевшим телом были вилы, лопата, коса, топор и немного сена. Топором я перерубил ремни, выпряг лошадиный труп, привел в порядок сбрую и пустился в путь.

Немногим ранее я увидел вдалеке одиноко стоящее дерево и теперь направлялся к. Здесь я вырыл могилу и похоронил солдата. Хотел было оставить какую-нибудь метку, но в карманах у убитого я не нашел ни удостоверения, ни продовольственного аттестата. Оторвал от телеги небольшую доску и, нацарапав на ней звезду, воткнул ее у изголовья могилы.

Дальше дорога вела через лесок, по которому протекал ручей, и выводила в поле. Над полем кружились вороны. Когда я подъехал поближе, взору представилась печальная картина всюду лежали трупы немецких солдат. Черные птицы выклевали им глаза и громко каркали, будто давая мне понять, кто здесь хозяин.

Остановив телегу, спрыгнул на землю и стал осматривать 28 28 всероссийский литературный конкурс одно тело за другим.

Наших солдат я не нашел и уже зашагал было к телеге, как услышал протяжный стон. Стонал тяжело раненный немец. Он мог говорить и даже немного лопотал по-русски, но дела его были плохи.

Немец просил его добить. Я растерялся и, чтобы что-то сказать, произнес: Он сказал, что на войне не по своей воле, что никого не убивал. Мне стало жаль. Затащив немца в телегу, я потянул за постромки и поехал. Иногда он терял сознание, но приходил в себя и что-то говорил на смеси русского и немецкого. Из его слов я понял, что до того, как его призвали, он работал школьным учителем.

Когда стемнело, я увидел вдали огонек и стал править к. В чистеньком немецком домике жили старенькие супруги и их единственная дочь. Там мы и переночевали. Утром с помощью раненого немца я объяснил хозяевам, что оставляю его у них на руках. Там же я оставил лошадь и телегу, а потом вдруг решил черкнуть старикам и свой адрес. Солнце поднялось уже довольно высоко, нужно было идти. Чем же все закончилось? Франц поправился, а что было потом, вы знаете лучше меня, сказал я, завершая свою историю, даже находясь по разные стороны баррикады, можно стать фронтовыми друзьями.

Окончил Горьковское речное училище имени И. Кулибина, Московский государственный университет имени М. Автор ряда монографий и научных статей по финансовому анализу, финансово-банковским рискам. Доцент Мурманского государственного технического университета. Лыжник-марафонец, инструктор по подводному плаванию. Ныне находится на пенсии.

Занимается воспитанием внуков и творчеством. Член Союза писателей России. Автор ряда статей по литературоведению и публицистике. Финалист, лауреат, победитель ряда всероссийских и международных литературных конкурсов. А мы выжили, Нинка! Там нет героев невероятных подвигов, там есть просто люди, которые заняты нечеловеческим человеческим делом. И тем более не девичье, горько добавлю я, сын фронтовички, которой 4 июля года исполнилось восемнадцать лет. Ее призвали от ткацкого станка, 30 30 всероссийский литературный конкурс за который она стала в году, и отправили на фронт.

До призыва окончила курсы всеобуча, получила военную специальность связистки и, миновав курс молодого бойца, оказалась под Курском. Потом была оборона Москвы, охрана воздушных рубежей столицы, где мама встретила Победу. Затем был Парад Победы, где тогда еще Нина Баскакова в сводном полку ПВО столицы в отдельном батальоне девушек зенитчиц и аэростатчиц прошла мимо мавзолея и удостоилась улыбок и аплодисментов правительства страны.

Моя дочь с интересом рассматривала фотографии военного времени, с которых на нее смотрела симпатичная светловолосая девушка. Это была ее бабушка, которую она не знала. На нем печальная девушка, одетая в поношенную старого, довоенного, образца гимнастерку.

На обратной стороне фото карандашом написано: Ее ждет телефонная катушка под Курском. Баскакова год Пап, а что, была такая необходимость брать девочек? Сколько раз я задавал себе этот вопрос, но, честно скажу, не находил ответа. Им бы еще на танцы бегать!

Так и моя мама обошлась без танцев. Что я мог ответить дочери? Дочь, похоже, и не ждала ответа. Она вздохнула и принялась выравнивать края другой фотографии. Это уже год, как гласит надпись на обратной стороне. С нее смотрит красивая блондинка тип русской красавицы, хоть боярыню пиши. Но красавица в белом полушубке с погонами и шапке-ушанке со звездочкой.

Страна готовилась отметить двадцатилетие Победы. После перерыва 9 мая вновь был объявлен выходным днем. Фронтовики воспрянули духом, ибо, 31 герои великой победы 31 чего греха таить, за послевоенными проблемами о них подзабыли. Постановление года о лишении их денежной компенсации за ордена и медали негативно сказалось на настроении. Это были деньги, на которые не посягала семья. Ветеран мог выпить в кругу товарищей, вспомнить свою военную службу. Фронтовики не только перестали носить ордена и медали, но и отдали их нам, пацанам, которых хлебом не корми, а дай поиграть в войну.

Я хорошо помню себя в затасканной ковбойке, а на груди медали отца и матери. И вот подарок правительства выходной день. Дирекция прядильно-ткацкой фабрики 2, где трудились родители, организовала в клубе торжественный вечер для ветеранов войны. Не сговариваясь, фронтовики вышли во двор нашего дома при полном параде.

Не у всех хватило медалей и орденов мы, дети, их быстро растерялино орденские планки и нашивки за ранения украшали пиджаки наших ветеранов. Как же мы гордились своими отцами!

Маму, несмотря на сравнительно молодой возраст, в поселке уважительно звали Георгиевна. Я вспоминаю год двадцатилетия Победы, когда матушка в качестве поощрения за хорошую учебу взяла меня, двенадцатилетнего мальчишку, с собой в Москву.

Осенью года они расстались. Восьмого мая мы вышли из поезда Кинешма Москва и ступили на перрон Ярославского вокзала. Шутка ли, она не была в Москве с года! И если бы не приглашение совета ветеранов Рублевской водонасосной станции, вряд ли она выбралась бы из нашей глубинки. К моему великому удовольствию, мы спустились в метро. Матушке пришлось посидеть и подождать, пока я проедусь несколько раз на эскалаторе. Я не отрывался от окна.

Москва предстала во всем своем величии. Так же долго добирались на автобусе до поселка Рублево. Поплутав среди новеньких пятиэтажек, мы нашли нужный дом. И вот она, заветная дверь. Здесь маму шатнуло, она опустилась на ступеньки. Подожди, Витюшка, что-то сердце захолонуло, сказала она, прислонившись плечом к стене.

Нина Баскакова Гришина второй ряд вторая справа. Парни во втором ряду с войны не вернутся. Мальчишки будут работать на прядильно-ткацкой фабрике год На звонок никто не.

Открылась соседняя дверь, и вышедшая соседка сказала, что Анна помогает свекрови по хозяйству. Мать быстро сориентировалась в старой части поселка, объяснив, что помнит эти улицы. Ее подруга возилась в огороде. Мать решила ее разыграть и поинтересовалась, нельзя ли снять комнату.

Хозяйка посмотрела на высокую светловолосую женщину с мальчиком и чемоданом и растерянно ответила, что комнаты она не сдает.

Она испытующе посмотрела на матушку, потом перевела взгляд на меня, затем снова на маму, которая деланно вздохнув, сказала: Женщина охнула, схватилась за сердце и, обхватив мать, стала трясти ее за плечи, повторяя: Обе женщины плакали в голос, стояли, обнявшись, и голосили навзрыд.

Две русские бабы, которые на своих девичьих плечах тащили и вытащили войну. Мне почему-то было тревожно. Убедившись, что все происходит наяву, женщины вытерли слезы, вздохнули.

Мамина подруга присела и внимательно посмотрела на. Я, как положено, зарделся и совсем некстати поздоровался. Здравствуй, здравствуй сынок, сказала она, и голос ее дрогнул. Знаешь, Нин, я тебя через него узнала, она кивнула на. Уродится же такая копия. Вот и хорошо, Витя. Меня она на минуту задумалась, зови меня тетя Аня. Нин, ты не против?

Мы же как сестры, даже роднее. Так в мою жизнь вошла мамина боевая подруга Анна Ефремовна Наумова, оставшаяся для меня на всю жизнь тетей Аней. Я долго не понимал, да мне это было и не нужно, что они не родные сестры. Позже, когда не стало матери, а я повзрослел и стал разбираться в мате- 33 герои великой победы 33 Н. Баскакова перед Парадом Победы год ринском генеалогическом древе, понял, что она мне не тетя.

Граждане обеих стран получили право свободно посещать друг друга. Много лет спустя я вновь получил письмо от своего немецкого друга.

  • Аксаковская земля - Совета городского округа город Уфа
  • Are you over 18?

Мой внук женится, и мы приглашаем тебя и всю твою семью на свадьбу Я и моя супруга Варвара очень обрадовались этому письму и вскоре отправились в путь. О своем приезде сообщили Францу письмом. Его родственники встретили нас очень тепло и радушно. Встречающих была целая делегация. III Когда завершились все мероприятия, связанные с женитьбой внука, Франц настоял, чтобы мы еще неделю погостили у. В течение этих нескольких дней мы ближе познакомились с родней моего друга.

Во время одного из застолий один из них спросил меня: Расскажите, как вы познакомились с Францем. Много лет прошло с той поры. Многих вещей я уже не помню в деталях, но кое-что в памяти осталось. Начну с того, что сам я родом из Сибири, зовут меня Давид Сорокин. В году полк, в котором я служил, бросили под Сталинград. Я был в самом пекле. Много наших ребят там полегло, тяжело раненных было еще. Без сна и отдыха, замерзшие и голодные, мы сражались за каждый рубеж, за каждый овраг или высоту.

Иногда один окоп по нескольку раз в сутки переходил из рук в руки. Немецкие бомбардировщики закрывали все небо насколько хватало глаз.

Танки утюжили наши позиции, а по расположению моего полка, не умолкая, работала тяжелая артиллерия. Дни почернели от пороховой гари и копоти, а ночь, напротив, пылала кострами горящих машин и непрерывно освещалась ракетами. Помню тела вражеских солдат, ко- 27 герои великой победы 27 торыми было усеяно все пространство перед нашими траншеями, помню горящие немецкие танки и бронетранспортеры.

ЗНАКОМСТВА ДЛЯ СЕКСА / Разрушение пикап мифов / 2 СЕРИЯ

Помню жидкие колонны плененных немецких солдат. Однако противник был полон решимости выбить нас с позиций. Большие потери его не останавливали. Но нам удалось выстоять. После Сталинграда была короткая передышка, а затем в товарных вагонах нашу дивизию отправили на Левобережную Украину. Ночью наш эшелон подвергся бомбардировке с воздуха. Машинист и кочегары выжимали из паровоза всю возможную скорость, но одна бомба все же угодила в эшелон.

Последним, что я увидел и услышал перед тем, как потерял сознание, были мелькающие перед глазами горящие вагоны, фигурки медсестер, крики и стоны раненых бойцов. В себя я пришел на следующее утро в госпитале. Дела мои были плохи я не мог пошевелить ногами. Одним словом, к дальнейшей службе стал не пригоден, и после лечения меня отправили домой. С вещмешком за спиной, пешком, на костылях я отправился в путь.

Дорога вела на север в противоположную от железной дороги и шоссе сторону. Паровозные гудки и шум проезжающих грузовиков понемногу стихли. Я наслаждался окружающей тишиной и почти физически чувствовал, как война откатывается все. Думал, конечно, о доме, о том, как обрадуются родные и как обрадуюсь я сам при встрече с.

Это придавало мне сил, и, хотя я ковылял на костылях, усталости почти не ощущал. Когда день стал клониться к закату, я увидел стоящую у дороги телегу. Она была запряжена парой лошадей, одна из которых была убита. В телеге лежал труп. Это был советский солдат. Рядом с окоченевшим телом были вилы, лопата, коса, топор и немного сена. Топором я перерубил ремни, выпряг лошадиный труп, привел в порядок сбрую и пустился в путь.

Немногим ранее я увидел вдалеке одиноко стоящее дерево и теперь направлялся к. Здесь я вырыл могилу и похоронил солдата. Хотел было оставить какую-нибудь метку, но в карманах у убитого я не нашел ни удостоверения, ни продовольственного аттестата. Оторвал от телеги небольшую доску и, нацарапав на ней звезду, воткнул ее у изголовья могилы. Дальше дорога вела через лесок, по которому протекал ручей, и выводила в поле.

Над полем кружились вороны. Когда я подъехал поближе, взору представилась печальная картина всюду лежали трупы немецких солдат. Черные птицы выклевали им глаза и громко каркали, будто давая мне понять, кто здесь хозяин. Остановив телегу, спрыгнул на землю и стал осматривать 28 28 всероссийский литературный конкурс одно тело за другим. Наших солдат я не нашел и уже зашагал было к телеге, как услышал протяжный стон. Стонал тяжело раненный немец. Он мог говорить и даже немного лопотал по-русски, но дела его были плохи.

Немец просил его добить. Я растерялся и, чтобы что-то сказать, произнес: Он сказал, что на войне не по своей воле, что никого не убивал. Мне стало жаль. Затащив немца в телегу, я потянул за постромки и поехал. Иногда он терял сознание, но приходил в себя и что-то говорил на смеси русского и немецкого.

Из его слов я понял, что до того, как его призвали, он работал школьным учителем. Когда стемнело, я увидел вдали огонек и стал править к.

В чистеньком немецком домике жили старенькие супруги и их единственная дочь. Там мы и переночевали. Утром с помощью раненого немца я объяснил хозяевам, что оставляю его у них на руках.

Там же я оставил лошадь и телегу, а потом вдруг решил черкнуть старикам и свой адрес. Солнце поднялось уже довольно высоко, нужно было идти. Чем же все закончилось? Франц поправился, а что было потом, вы знаете лучше меня, сказал я, завершая свою историю, даже находясь по разные стороны баррикады, можно стать фронтовыми друзьями.

Окончил Горьковское речное училище имени И. Кулибина, Московский государственный университет имени М. Автор ряда монографий и научных статей по финансовому анализу, финансово-банковским рискам.

Доцент Мурманского государственного технического университета. Лыжник-марафонец, инструктор по подводному плаванию. Ныне находится на пенсии. Занимается воспитанием внуков и творчеством. Член Союза писателей России. Автор ряда статей по литературоведению и публицистике. Финалист, лауреат, победитель ряда всероссийских и международных литературных конкурсов.

А мы выжили, Нинка! Там нет героев невероятных подвигов, там есть просто люди, которые заняты нечеловеческим человеческим делом. И тем более не девичье, горько добавлю я, сын фронтовички, которой 4 июля года исполнилось восемнадцать лет. Ее призвали от ткацкого станка, 30 30 всероссийский литературный конкурс за который она стала в году, и отправили на фронт.

До призыва окончила курсы всеобуча, получила военную специальность связистки и, миновав курс молодого бойца, оказалась под Курском. Потом была оборона Москвы, охрана воздушных рубежей столицы, где мама встретила Победу. Затем был Парад Победы, где тогда еще Нина Баскакова в сводном полку ПВО столицы в отдельном батальоне девушек зенитчиц и аэростатчиц прошла мимо мавзолея и удостоилась улыбок и аплодисментов правительства страны. Моя дочь с интересом рассматривала фотографии военного времени, с которых на нее смотрела симпатичная светловолосая девушка.

Это была ее бабушка, которую она не знала. На нем печальная девушка, одетая в поношенную старого, довоенного, образца гимнастерку. На обратной стороне фото карандашом написано: Ее ждет телефонная катушка под Курском. Баскакова год Пап, а что, была такая необходимость брать девочек? Сколько раз я задавал себе этот вопрос, но, честно скажу, не находил ответа. Им бы еще на танцы бегать! Так и моя мама обошлась без танцев. Что я мог ответить дочери? Дочь, похоже, и не ждала ответа.

Она вздохнула и принялась выравнивать края другой фотографии. Это уже год, как гласит надпись на обратной стороне. С нее смотрит красивая блондинка тип русской красавицы, хоть боярыню пиши.

Но красавица в белом полушубке с погонами и шапке-ушанке со звездочкой. Страна готовилась отметить двадцатилетие Победы. После перерыва 9 мая вновь был объявлен выходным днем. Фронтовики воспрянули духом, ибо, 31 герои великой победы 31 чего греха таить, за послевоенными проблемами о них подзабыли. Постановление года о лишении их денежной компенсации за ордена и медали негативно сказалось на настроении. Это были деньги, на которые не посягала семья. Ветеран мог выпить в кругу товарищей, вспомнить свою военную службу.

Фронтовики не только перестали носить ордена и медали, но и отдали их нам, пацанам, которых хлебом не корми, а дай поиграть в войну. Я хорошо помню себя в затасканной ковбойке, а на груди медали отца и матери.

И вот подарок правительства выходной день. Дирекция прядильно-ткацкой фабрики 2, где трудились родители, организовала в клубе торжественный вечер для ветеранов войны. Не сговариваясь, фронтовики вышли во двор нашего дома при полном параде.

Не у всех хватило медалей и орденов мы, дети, их быстро растерялино орденские планки и нашивки за ранения украшали пиджаки наших ветеранов. Как же мы гордились своими отцами! Маму, несмотря на сравнительно молодой возраст, в поселке уважительно звали Георгиевна. Я вспоминаю год двадцатилетия Победы, когда матушка в качестве поощрения за хорошую учебу взяла меня, двенадцатилетнего мальчишку, с собой в Москву.

Осенью года они расстались. Восьмого мая мы вышли из поезда Кинешма Москва и ступили на перрон Ярославского вокзала. Шутка ли, она не была в Москве с года! И если бы не приглашение совета ветеранов Рублевской водонасосной станции, вряд ли она выбралась бы из нашей глубинки. К моему великому удовольствию, мы спустились в метро. Матушке пришлось посидеть и подождать, пока я проедусь несколько раз на эскалаторе. Я не отрывался от окна. Москва предстала во всем своем величии.

Так же долго добирались на автобусе до поселка Рублево. Поплутав среди новеньких пятиэтажек, мы нашли нужный дом. И вот она, заветная дверь. Здесь маму шатнуло, она опустилась на ступеньки.

Подожди, Витюшка, что-то сердце захолонуло, сказала она, прислонившись плечом к стене. Нина Баскакова Гришина второй ряд вторая справа.

Парни во втором ряду с войны не вернутся. Мальчишки будут работать на прядильно-ткацкой фабрике год На звонок никто не. Открылась соседняя дверь, и вышедшая соседка сказала, что Анна помогает свекрови по хозяйству. Мать быстро сориентировалась в старой части поселка, объяснив, что помнит эти улицы. Ее подруга возилась в огороде. Мать решила ее разыграть и поинтересовалась, нельзя ли снять комнату.

Хозяйка посмотрела на высокую светловолосую женщину с мальчиком и чемоданом и растерянно ответила, что комнаты она не сдает. Она испытующе посмотрела на матушку, потом перевела взгляд на меня, затем снова на маму, которая деланно вздохнув, сказала: Женщина охнула, схватилась за сердце и, обхватив мать, стала трясти ее за плечи, повторяя: Обе женщины плакали в голос, стояли, обнявшись, и голосили навзрыд.

Две русские бабы, которые на своих девичьих плечах тащили и вытащили войну. Мне почему-то было тревожно. Убедившись, что все происходит наяву, женщины вытерли слезы, вздохнули. Мамина подруга присела и внимательно посмотрела на.

Я, как положено, зарделся и совсем некстати поздоровался. Здравствуй, здравствуй сынок, сказала она, и голос ее дрогнул. Знаешь, Нин, я тебя через него узнала, она кивнула на. Уродится же такая копия. Вот и хорошо, Витя. Меня она на минуту задумалась, зови меня тетя Аня.

Нин, ты не против? Мы же как сестры, даже роднее. Так в мою жизнь вошла мамина боевая подруга Анна Ефремовна Наумова, оставшаяся для меня на всю жизнь тетей Аней. Я долго не понимал, да мне это было и не нужно, что они не родные сестры. Позже, когда не стало матери, а я повзрослел и стал разбираться в мате- 33 герои великой победы 33 Н.

Баскакова перед Парадом Победы год ринском генеалогическом древе, понял, что она мне не тетя. Но это не имело никакого значения. Стало смеркаться, Рублево погружалось в сиреневые майские сумерки. Мы медленно брели по улице. Матушка и тетя Аня поминутно останавливались, вспоминали.

Проходите, гости дорогие, проговорила тетя Аня, пропуская нас в квартиру. Женщины быстро накрыли на стол, накормили меня и отправили спать, а сами остались на кухне.

Мать была зенитчицей, и я ждал, что пойдут воспоминания о фронтовых буднях: Но пошла самая обычная женская беседа: Была Неудачно Детей Бог не дал Ты у врача была?

Да была, отмахнулась тетя Аня. Ты представляешь, Нин, записалась на прием к профессору. Сидит представительная дама, на меня не смотрит. Спросила фамилию, достала карточку, почитала, потом посмотрела на меня и спрашивает: Голос тети Ани прервался. Представляешь, Нин, задать такой вопрос фронтовичке! Я поинтересовалась, читала ли она мою историю болезни, где подшита справка из госпиталя, в котором я лежала на обследовании.

Профессорша покраснела, смутилась, зашуршала страницами: Веришь, Нин, она чуть не расплакалась. Я ее успокаивала, тетя Аня усмехнулась. Я все понимаю, кто будет заниматься болячками уборщицы со станции. Затем я у нее прямо спросила: Она отрицательно покачала головой. Сказала, что я настолько простужена, что ее задача сейчас подлечить меня, чтобы не было осложнений. А о ребенке не может быть и речи. Матушка тоже, чувствовалось, сникла.

Помнишь, Нин, как мы из землянки осенью воду ведрами вычер- 34 34 всероссийский литературный конкурс пывали? А потом на нары из горбыля без сил валились, снова раздался голос тети Ани. Да, отвечала мать, сил не было печку затопить. А чего ее топить, если дрова целый день в воде плавали, усмехнулась тетя Аня. Твою шинель расстилали и ложились рядышком, а моей накрывались.

Боже мой, Анна, как же было холодно! Я после войны могла в бане сколько угодно просидеть. Не берет жар и. Знаешь, продолжала тетя Аня, я про все это профессорше рассказала. Да еще добавила, что на передовой в туалет была проблема сходить: Ой, Анна, я сейчас разревусь, это уже голос матушки. Так профессорша рыдала в голос!

Она все настаивала, чтобы я в ее институт приехала. Очень ей хотелось для меня что-то сделать. Детей не будет, а все остальное Я сама осилю. Я лежал, превратившись в слух, и думал: К двадцатилетию Победы было выпущено много фильмов, где мелькали красивые девушки в хромовых сапожках, синеньких юбочках, на головках щегольские беретики. Бог с ними, профессорами! Давай выпьем за тебя, подруга моя дорогая, что у тебя все сложилось и получилось.

Из письма я поняла, что у тебя двое мальчиков. Фронтовик, ответила мать, двадцать второго июня война началась, а двадцать третьего его призвали. Студентом был, последний курс в Шуйском учительском институте заканчивал.

Женщины выпили и снова замолчали. Я лежал в полной растерянности. А как же боевое прошлое?!

герои великой победы 1 Сборник работ полуфиналистов и финалистов Часть 1

Я еще слышал, как матушка рассказывала об отце, что он был контужен, долго лежал в госпитале. Так здоровье-то у него не ахти? Совсем не ахти, вздохнув, ответила мать. Так под эти бытовые разговоры я и уснул в предвкушении завтрашнего дня. Тетя Аня сказала, что мы пойдем на позиции, где сохранились остатки землянок. Вот ведь, забыла радио прикрутить, раздался сонный голос тети Ани.

Давай еще поспим, это она подскочившей матушке. Мне тоже не спалось. Мы в Москве, а я спать буду! После завтрака женщины набивали сумку. Куда столько накладываем, Анна? Мам, вмешался я, что это у вас за пароль такой был?

Так что это означало? Не мучай мальчишку, вмешалась тетя Аня, все одно не разгадает. Ты и расскажи, отмахнулась мать. Чего рассказывать, сказала тетя Аня. Нет никакой ценной для меня информации. Тетя Аня, заметив мое замешательство, рассмеялась. Это пароль такой на кухне. Я был окончательно сбит с толку. Нин, сквозь смех спросила тетя Аня, а ты что, не рассказала сыновьям о нашей тайне?

Да, видишь, не удосужилась, ответила мать. Витюш, взяла инициативу в свои руки тетя Аня, все. Я была поварихой Час от часу не легче! А я думал Что, не ожидал? Да, если хочешь знать, это самая главная профессия на войне. Солдат в первую очередь нужно было накормить, а потом уж пусть воюют. Это точно, отозвалась мать от раковины, где мыла посуду. Как же хотелось есть! Вот видишь, Витюш, кивнула на маму тетя Аня, разве я могла оставить голодной подругу.

Из радиоточки раздались сигналы точного времени. Пошли, а то на встречу опоздаем. Наверняка наши уже ждут. Объятия, слезы Затем путь на зенитную позицию. Дорога была неблизкая, но за разговорами время пролетело незаметно. Пока женщины готовились отмечать праздник, матушка и тетя Аня пошли на место, где стояла зенитная батарея, и остановились возле еще заметных ям.

Вот оно, наше жилье, грустно сказала тетя Аня. Мать стояла, и я видел, как она крепилась, стараясь не разрыдаться. Какое-то время ей это удавалось, но справиться с собой она не смогла и заплакала. Сначала сдавленно, потом навзрыд. Без сил она опустилась на колени и уткнулась в пенек. Я сделал движение в ее сторону, но тетя Аня удержала меня, сказав: Подожди, она встречается с прошлым.

Это вход в нашу землянку. Матушка распрямилась, вздохнула, вытащила платок и вытерла слезы. Тетя Аня подошла к ней, обняла со словами: Ну что, подруга моя боевая, легче стало?

Сколько раз я видела во сне нашу землянку, девчонок. И вот она, наяву. Тетя Аня грустно спросила: А ты помнишь, о чем мы мечтали, когда лежали в сырых шинелях, прижавшись друг к другу? Мать печально улыбнулась и ответила: Чтобы ночью в нашу землянку попал снаряд и накрыл бы спящих всех разом и конец мучениям. Чтобы так думали восемнадцатилетние девчонки!

Да, у войны есть женское лицо, только со слезами отчаяния на глазах. Тетя Аня порывисто обняла ее и быстро сквозь слезы заговорила: А мы выжили, Нинка, выжили! Мерзли, голодали, но выжили! Долго сидели подруги у памятного места своей юности. Я и сейчас их вижу: Анна, Нина, где вы? Я еще не знал тогда, что через несколько лет контузии, болезни, заработанные на фронте, отнимут у меня отца, а потом и мать.

Вот мы и остались с тобой вдвоем, сынок, скажет мне тетя Аня, когда я сообщу ей о смерти матери. А потом уйдет и тетя Аня. Светлая вам память, фронтовые подруги!